Из-за чего нефть может упасть

Цены на нефть торгуются около $75 за баррель, что на 20% выше среднего уровня цен в относительно стабильный период 2017–2019 гг. Драйвером стало активное восстановление спроса на фоне ограниченного предложения со стороны ОПЕК+ и временной стагнации сланцевой добычи в США.

В октябре прошлого года, когда цены на нефть торговались в районе $35 за баррель, ни один из 50 аналитиков, опрошенных Reuters, не смог предсказать нынешнее ралли. Самый оптимистичный прогноз принадлежал специалистам небольшого агентства Stratas Advisors, которые ожидали $60 за баррель во II квартале 2021 г. На втором месте был Goldman Sachs с оценкой $57,5 за баррель.

Сейчас в публичном пространстве идет дискуссия о возможности $100 за баррель Brent. Последний раз такое можно было наблюдать осенью 2018 г., на фоне аналогичного скачка котировок перед возобновление антииранских санкций. В III квартале 2021 г. отмеченные выше Stratas Advisors и Goldman Sachs ждут $75 и $80 за баррель соответственно. Консенсус прогноз на 2021 г. составляет $67,48 за баррель Brent.

Сегодняшние прогнозы ярко оптимистичные, а коррекционные риски игнорируются. И все же эти риски существуют и могут привести к резкой смене сентимента, как это ни раз бывало в прошлом. Мы собрали ключевые риски, за которыми стоит следить в июле.

Новые вспышки COVID-19

В то время как в Европе получает все большее распространение индийский штамм COVID-19 (вариант Дельта) аналитики задаются вопросом, не может ли следующая мутация оказаться устойчивой к современным вакцинам и не придется ли вновь мировым правительствам прибегать к жестким локдаунам? На этот вопрос нет конкретного ответа, поэтому уровень неопределенности здесь остается высоким. В случае новых локдаунов спрос на нефть окажется под ударом, что может привести к существенному пересмотру прогнозов и снижению цен.

Рост иранского экспорта

Ход непрямых переговоров между США и Ираном позволяет предположить, что снятие санкций с иранского нефтегазового сектора является лишь вопросом времени. Ключевая неопределенность здесь в сроках: сроках достижения соглашения и сроках последующего восстановления иранской добычи. Потенциал роста добычи составляет 1–1,4 млн б/с, которые могут полностью пойти на экспорт. В дополнение иранские хранилища с начала года накопили избыток в размере около 70 млн баррелей, которые также могут выйти на мировой рынок.

Если эти баррели выйдут на рынок постепенно, то ОПЕК+ может сгладить негативный эффект, и сильной реакции котировок удастся избежать. Но если предложение вырастет в течение одного-двух месяцев, как заявляли некоторые иранские чиновники, то это может оказать серьезное давление на цены.

Слабый спрос в развивающихся странах из-за высоких цен

Рынок нефти является неэлластичным. Во многих отраслях ее нечем заменить, поэтому рост цен не приводит к аналогичному падению потребления. Но у всего есть предел. В период президентского срока Дональда Трампа американский лидер регулярно критиковал ОПЕК+, когда цены поднимались выше $65 за баррель, поскольку это делало бензин для американского потребителя слишком дорогим.

Весной этого года похожий конфликт произошел между Индией и Саудовской Аравией. Индийский представитель критиковал политику ОПЕК+, из-за которой выросли цены, на что получил в ответ предложение использовать накопленные в 2020 г. запасы нефти.

При текущих ценах выше $70 за баррель расходы на топливо становятся тяжелым бременем для многих предприятий, что может замедлить восстановление экономики и естественным образом привести к охлаждению спроса и снижению цен.

Рост доллара США

На фоне роста инфляции повысились риски ужесточения монетарной политики ФРС, что повлечет за собой укрепление доллара США. Скачок доллара в середине июня на фоне первых «ястребиных» ноток в стейтменте ФРС спровоцировал коррекцию по нефти почти на 4%. Если ситуация будет ухудшаться, то нефть и другие commodities могут оказаться под давлением.

БКС Мир инвестиций

источник материала: investfuture.ru